вторник, 20 ноября


Сейчас
-2

Днем
+2

Завтра
-1

USD: 66,0081 +0,0150

EUR: 75,3218 +0,4196

Отключить сигнал SOS

На Новый год Дед Мороз приносил Матюше конфеты. Мальчик их потом возил в грузовичке, шурша разноцветными фантиками. В этом году Дед Мороз сладости из своего мешка доставать не стал. А, погладив спящего ребенка по голове, тяжело вздохнул, утер набежавшую на седую бороду слезу и положил под елку машинку с пустым кузовом. Потому что в декабре Матюша заболел сахарным диабетом. БОЛЕЗНЬ начиналась, как рекламный ролик памперсов. Мальчик пил и писал, пил и писал… И худел. На глазах.

-Мы с мужем решили, что у него гемоглобин низкий. Пошли в медпункт проверить. Гемоглобин оказался в норме. Посмотрели кровь на сахар, а он зашкаливает.

Что это случайная погрешность, надеялись до последнего. Надеялись в районной больнице, когда мальчика готовили к отправке в областную детскую больницу. Надеялись, оформляясь в эндокринологическое отделение. Пока брали анализы, тоже еще надеялись. А потом услышали приговор, не подлежащий обжалованию, пожизненный,- сахарный диабет. Матвею только-только исполнилось два с половиной года.

Семья Мешковых живет в хуторе Россошинском. Сергей — заведующий молочной фермой, Мария — вожатая в школе. Старшему сыну, Никите,-одиннадцать лет. Со вторым ребенком что-то долго не получалось. Наконец родился Матвей. Крепкий, здоровенький. Только говорить научился, а уже со старшим братом в школу ходить собрался. Но первое его занятие прошло в школе диабетиков в больнице. Теперь он почти с гордостью говорит о себе: «Матюша-диабетик». Впрочем, училась в основном мама. Запоминала, что Матюше можно есть, а что нельзя. Получалось, из того, что он раньше любил, нельзя ничего. На диете теперь и вся семья.

-Не станешь же естъ при нем пироги или варенье. Да ладно бы только сладкое, белый хлеб ему тоже нельзя. А он просит: «Дай, папа, хоть кусочек».

А еще родители учились делать инъекции инсулина, а сын учился их терпеть пять раз в день. «Коротким» инсулином — в живот, «длинным» — в ягодицу. Чтобы гормон равномернее усваивался организмом, чтобы не скакал сахар в крови. Четыре раза в день проверяют его уровень, четыре укуса иглой глюкометра. Терпи, Матюша, терпи. Он терпит, а потом сам идет с инсулино-вым шприцем лечить свои игрушки. Его мишки и зайки теперь тоже «диабетики».

-Нам вначале сказали, что у него может наступить «медовый месяц». Это когда после первых проявлений болезнь на некоторое время отступает, пока поджелудочная железа дорабатывает свой ресурс по инсулину. Потом оказалось, что и этой передышкй у нас не будет. Посоветовали купить инсулиновую помпу и вводить лекарство с помощью нее.

Прибор замечательный. Маленький такой, как мобильник. Тоже с кнопочками, чтобы программировать дозировку и время инъекций. Надел его на пояс, ввел под кожу катетер с иглой и — всё остальное за больного сделает электроника. Носи, живи, играй, бегай, прыгай, расти. Только подзаправляй лекарством аппарат. И никаких «коротких» и «длинных» уколов. И отступает, тормозится неизбежное у больных сахарным диабетом поражение сосудов, почек, нервной системы.

Это была хорошая новость. Плохая — подходящая Матвею модель помпы стоит около 100 тысяч рублей. За эти деньги в хуторе, где живут Мешковы, можно купить дом. И этих денег у них нет. Ни одной программой — ни областной, ни федеральной — обеспечение диабетиков ин-сулиновыми помпами не предусмотрено. Даже детей, даже таких крох, как Матюша Мешков. «Вам глюкометр дали бесплатно, инсулин бесплатно выписывают. А уж чем вы его вводить будете, это ваше дело»,- сказали врачи.

В семье работает только Сергей, зарплата на ферме маленькая. Мария числится в декретном отпуске. Есть еще пенсия Матвея в шесть тысяч рублей. Но ее даже на обслуживание помпы хватать не будет — на катетер, иглы к ней нужно восемь тысяч рублей в месяц.

В хуторе для Мешковых пустили шапку по кругу. Поселковая администрация, районная, местный сельхозкооператив, коллектив школы и ученики — все дали сколько смогли. И все равно не хватает, много еще не хватает. И пока не хватает, Матюшу колют пять раз в день. Два «длинных» инсулина, три «коротких». На сигнал SOS похоже. Словно радист тонущего корабля, сжав до судороги пальцы, отбивает ключом длинные тире и короткие точки. И если этот 505 никто не услышит, организм ребенка не справится с осложнениями диабета. Они уже скребут мальчишку прилипчивыми простудами. Потом начнет подбираться слепота, от которой не спасают ни очки, ни операция. Забарахлят почки и сердце, а малейшая ссадина на стопе обернется гангреной. Ведь его растущий организм болезнь подтачивает быстрее, чем организм взрослого. Но если на поясе Матюши появится инсулиновая помпа, у него будет шанс вырасти, продержаться подольше.

Сколько еще будет надрываться сигнал SOS в маленьком мальчике? Вы слышите его? Два длинных, три коротких, два длинных, три коротких…

Перечислить деньги можно на расчетный счет Ф. ЗАО АКБ «ЭКСПРЕСС-ВОЛГА» в г. Волгограде, БИК 041806835, номер счета в рублях 42301810901000126774.

А также в Урюпинское ОСБ 4012, номер счета 42307.810.7.1110.1601428, Мешковой Марии Петровне.

Источник: Урюпинская правда



Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.